Лента новостей

MGTOW
2 месяца назад

Бегущий по лезвию 2049: новая концепция мужской независимости

MGTOW
2 месяца назад

О завышенной ценности и обесценивании

Гиноцентризм
2 месяца назад

Индия: женитьба под дулом пистолета

MGTOW
4 месяца назад

Будущее за индивидуалистами

MGTOW
5 месяцев назад

MGTOW-стратегия 2025

MGTOW
6 месяцев назад

MGTOW-монахи. Это как?

MGTOW
7 месяцев назад

Дегуманизация мужчин

MGTOW
7 месяцев назад

Антитрадиционализм — основа MGTOW?

MGTOW
8 месяцев назад

Почему MGTOW — это важно?

Гиноцентризм
8 месяцев назад

50 оттенков традиционализма

MGTOW
9 месяцев назад

Настало время выйти из матрицы

MGTOW
9 месяцев назад

Женщины не спасут Японию

MGTOW
9 месяцев назад

«Сезонные» MGTOW готовы вернуться на плантацию?

MGTOW
10 месяцев назад

Традиционализм… просто бизнес

MGTOW
10 месяцев назад

Сепарация от женщин: о рынке труда

Гиноцентризм
10 месяцев назад

Ты — феминист

MGTOW
10 месяцев назад

Кто ненавидит MGTOW?

MGTOW
10 месяцев назад

Выбирайте свой путь с умом

MGTOW
10 месяцев назад

Растущее число разводов в Китае вынудило мужчин бежать от брака

MGTOW
1 год назад

MGTOW — новый этап развития общества

MGTOW
1 год назад

Когда зародилось MGTOW?

MGTOW
1 год назад

Ребрендинг традиционализма

Маносфера
1 год назад

Почему мужчинам нужны места только для мужчин и вдалеке от женщин.

Гиноцентризм
1 год назад

Об отцах-гиноцентристах

Технологии
1 год назад

Искусственная матка все ближе

MGTOW
1 год назад

Пикаперы согласны на частичное истребление мужчин ради доступа к сексу

MGTOW
1 год назад

Женозависимость — бомба замедленного действия

MGTOW
1 год назад

Почему мужчины выбирают MGTOW?

MGTOW
1 год назад

Может ли MGTOW стать мужской субкультурой?

MGTOW
2 года назад

Мужская метаморфоза

Маленькие солдаты: как мальчиков превращают в пушечное мясо

В этой статье я хочу рассказать о детях, которых используют в качестве солдат. Но начну я с позорного высказывания, которое Хиллари Клинтон допустила в одном из своих выступлений:

“Главными жертвами войн всегда были женщины. В боях погибают их отцы, мужья, сыновья ”.

В этой фразе политика сконцентрирована вся смертоносность гиноцентризма для мужчин. Женщина, облеченная немалым богатством и политическим влиянием, которая реальную войну и в глаза не видела, сидит в своей башне из слоновой кости и рассуждает о том, кто же на самом деле реальные жертвы войны. Более того, общество и не ждет от нее как от женщины личного участия в боевых действиях.

Тот, кто хоть немного разбирается в реалиях войны, знает, что вся тяжесть этого бесчеловечного явления ложится на плечи мужского пола: не только мужчин, но и мальчиков. Принуждение к смерти на войне отчего-то не считается дискриминацией по половому признаку. Ни женщин, ни девочек не отправляют на войну, и не будут отправлять даже в том случае, если более слабую физическую подготовку женщин удастся улучшить с помощью технологий.

Представьте себе такую картину. Наступило будущее и были изобретены экзоскелеты, которые наделяют солдата одинаковой мощью и физической силой вне зависимости от его пола. Думаю, что даже в этом случае женщин никогда не отправят в самое пекло. Просто потому, что женская жизнь ценится выше мужской. Только поэтому.

Даже мальчиков отправят на войну прежде, чем туда пойдут женщины. Думаю, что взрослая женщина будет посильнее 11-летнего мальчишки, или я не прав? И все же на войну отправят мальчиков. О том, сколько мальчиков по всему миру сейчас вовлечено в военные конфликты, нет точных сведений. Однако есть статьи, которые могут пролить на это свет, и одна из них называется: “ИГИЛ калечит мальчиков, чтобы создать армию малолетних солдат”. Я приведу здесь самую важную часть, а после добавлю комментарии.

“Мохаммед, которому сейчас 14, ездит на инвалидной коляске по своей маленькой квартире. Он живет в турецком городе Шанлыурфа вместе с братом и другом семьи, которые присматривают за ним как сиделки.

Его квартира находится на третьем этаже обветшалого дома. В доме нет вентиляции. Дверные проемы в квартире узкие, и на коляске через них не проехать. Потому Мохаммед, который приехал из восточной Сирии, часто вынужден подниматься с коляски и прыгать по дому на одной ноге.

Две недели назад боевики ИГИЛ отрубили Мохаммеду правую кисть и левую ступню. Они хотели сделать его солдатом, но он отказался. За это мальчика изуродовали.”

К столь бесчеловечным действиям боевики прибегают, очевидно, руководствуясь отрывком из Корана, который описывает, как нужно наказывать тех, кто противится исламу:

“ Воистину, те, которые сражаются против Аллаха и Его посланника и стремятся сотворить на земле нечестие, в воздаяние должны быть убиты или распяты, или у них должны быть отсечены накрест руки и ноги, или они должны быть изгнаны из страны. Это будет для них позором в этом мире, а в последней жизни для них уготованы великие мучения. (Сура 5:33 — толкование ас-Саади)”

Будет, конечно, ошибочно приписывать практику использования детей в качестве солдат лишь приверженцам какой-то религиозной конфессии. Вспомните хотя бы конфликты в Либерии или Сьерра-Леоне, когда тысячи мальчиков принуждали насиловать и убивать в расчете на то, что из них получатся идеальные солдаты — настоящие машины для убийства, которым безразлична боль и страдания, и которые беспрекословно подчиняются приказам.

Под лозунгом народных освободительных войн в этих регионах велись бои за месторождения алмазов, которые затем экспортировались за рубеж. Дети служили лишь одним из инструментов в борьбе за добычу “кровавых алмазов”.

В Сьерра-Леоне маленьких солдат накачивали наркотиками и заставляли насиловать и убивать по команде. Однако и западные страны недалеко ушли от подобных практик.

Вспомните хотя бы кампанию “Белого пера”, которая проходила в Великобритании во время Первой мировой войны. То, что несовершеннолетних парней женщины путем психологического давления отправляли на смерть – факт, подтвержденный документально. Ниже я приведу лишь одно из упоминаний:

В 1914 году пятнадцатилетний мальчик соврал о своем возрасте, чтобы попасть в армию. Он участвовал в отступлении от Монса, битве за Морне и первой битве при Ипре, после чего подхватил лихорадку и был демобилизован. Проходя через мост Путни в Лондоне, он повстречал четырех девушек, которые вручили ему белые перья как символ трусости.

“Я объяснил им, что уже был на войне и меня демобилизовали, и что мне всего 16 лет. Вокруг девушек стали собираться люди, послышалось хихиканье. Мне было очень неудобно… это было крайне унизительно”.

В итоге парень пошел в ближайший мобилизационный пункт и изъявил желание повторно отправиться на войну.

Пятнадцатилетний парень был использован как пушечное мясо, потому что трусливые женщины считали своей негласной привилегией использовать мужские тела для защиты собственных. Запомните вот что, господа: главным оружием против мальчиков и мужчин является психологическое давление, основанное на навязываемых нам стереотипах мужественности. Причем мужественность нашу дано оценивать кому угодно кроме нас самих – и в этом вся суть информационной войны против мужчин. Именно так миллионы мужчин были загнаны в могилу.

Смерть на войне, самоубийство после развода, ранняя смерть от работы на износ во благо семьи… корень этих явлений кроется в старании соответствовать той модели маскулинности, которая выгодна кому угодно, но только не самим мужчинам. Я вернусь к статье о мальчике Мохаммеде и приведу еще отрывок:

“Ахмед – это еще один мальчик из той же части Сирии, что и Мохаммед, только на два с половиной года старше. Ахмед говорит, что боевики ИГИЛ убедили его сражаться за них с помощью угроз и ложных обещаний.

В результате нескольких интервью, которые дали каналу NBC News Ахмед, Мохаммед, их покровители из числа правозащитников и дезертировавший полевой командир, выяснилось, что ИГИЛ планируют использовать мальчиков в качестве солдат. Тех, кому “промоют мозги” до нужной степени, будут использованы как смертники на Ближнем Востоке, те же, кто откажется участвовать, будут искалечены. Многое было написано о жестокости ИГИЛ к женщинам, о сексуальном рабстве и принуждении выходить замуж за боевиков. Это история о том, как обходятся на захваченных территориях с мальчиками и мужчинами.

Хоть Ахмед и Мохаммед выглядят совсем как обычные мальчишки, у них за плечами серьезный опыт сражений на стороне повстанцев против сирийского режима и против ИГИЛ. Мохаммед служил наводчиком: он использовал бинокль, чтобы определять местонахождение противников и сообщать его повстанцам.

“Сначала мы ходили на антиправительственные демонстрации. Потом мы примкнули к повстанцам, где нам дали оружие. Мы три года сражались с режимом Башара Асада “ – рассказывает Мохаммед с гордостью в голосе.

Что касается Ахмеда, то он начинал как помощник, разнося повстанцам еду и выполняя мелкие поручения. Спустя некоторое время он заслужил право на собственное оружие”

Взгляните еще раз на последнее предложение – “право на собственное оружие” – мальчишки очень легко ведутся на такие приманки. Мальчики хотят стать мужчинами, заслужить уважение, и ради этого готовы тратить уйму времени и сил. Как правило, это стремление редко используется во благо, гораздо чаще его используют, чтобы натравить мужчин друг на друга ради очередной медали за отвагу, пурпурного сердца или иной бесполезной побрякушки, которую нарекают артефактом великой воинской славы и символом служения обществу.

Обратите внимание, что даже ветераны, впавшие в депрессию, и решившие покончить с собой, перед самоубийством облачаются в форму и надевают на себя ордена и медали — регалии своего военного прошлого. Они как будто хотят сказать тому, кто найдет их мертвое тело, как и всему обществу: мы выполнили то, что от нас требовалось. Даже на пороге смерти они находят гордость в своем положении расходного материала.

Я вновь возвращаюсь к статье о мальчиках-солдатах.

«Баланс сил в восточной Сирии сместился в 2014 году. После того, как ИГИЛ захватило иракский город Мосул, боевики заметно приободрились, получив вместе с победой американское оружие, которое иракская армия бросила при отступлении. ИГИЛ быстрыми темпами захватило восточную Сирию, устроив на захваченных территориях царство террора. Ахмед, Мохаммед и другие мальчики, которые воевали на стороне повстанцев, вынуждены были скрываться.

“Семь месяцев я прятался дома ” – рассказывает Мохаммед. “А потом боевики начали арестовывать бывших повстанцев. Один из заключенных рассказал им, что я тоже был раньше повстанцем”

Мохаммед не подозревал о том, что его выдали, до тех пор, пока боевики не появились у него на пороге, чтобы арестовать его.

Что касается Ахмеда, то ему удалось бежать из восточной Сирии. Вскоре он оказался в незнакомой части страны без друзей и средств к существованию.

“ИГИЛ гарантировало мне безопасность в случае возвращения” – включается Ахмед в рассказ. “Я хотел повидаться с семьей. Мне сказали, что если я вернусь и сдам оружие, то мне не причинят вреда”.
Мальчик поверил обещаниям боевиков и вернулся в восточную Сирию.

После того, как Мохаммеда арестовали, его бросили в тюрьму, в которой он провел два месяца. Он рассказал, что сидел в камере, в которой находилось в общей сложности 75 мальчиков и мужчин. Их зверски пытали: били палками по ногам, подводили ток к гениталиям.

“Многие умирали. Электричества там не было, воду приносили два раза в день. Раз в день нас пускали в туалет.” – рассказывает Мохаммед.

После того, как закончились пытки, Мохаммеду повелели раскаяться, а для этого нужно было пройти подготовку в школе боевиков. Мальчик понимал, что как только он пройдет подготовку, его отправят воевать на передовой или используют как смертника. Поэтому он решился на побег с группой друзей.

Один из них доложил о плане Мохаммеда руководству боевиков.

Через несколько часов мальчик предстал перед судом. Его обвинили в попытке бегства с земель “истинного ислама” на земли неверных.

Судья вынес приговор. “Ты пытался бежать на земли неверных… а значит ты один из них. Твоя кисть и ступня должны быть отсечены. Такова воля Аллаха”

Что же мы видим? Мужчины и мальчики, которые отказываются быть расходным материалом, отказываются становиться пушечным мясом в войнах, в которых женщины никогда не будут участвовать, “нейтрализуются” с помощью принудительной ампутации конечностей. Мужчина или мальчик, который хочет распоряжаться своим телом по своему усмотрению, признается “неверным”, что в более широком смысле можно считать “негиноцентричным”. Чем-то мне это напоминает ситуацию, когда психически неуравновешенный любовник убивает из ревности свою пассию со словами :”Так не доставайся же ты никому”.

Общество стремится использовать мужчин как инструмент, держа их под жестким контролем, и вместо ампутации конечностей у нас принято закрепощать мужчин иными, “более цивилизованными” и чаще финансовыми методами.

Если мужчина не может выплатить алименты, у него забирают паспорт, арестовывают имущество, бросают в тюрьму. На него навешивают ярлык нерадивого папаши, в то время как “героизм” матерей-одиночек государство спонсирует на мужские налоги.

“На следующий день приговор был приведен в исполнение. Действо, которое описывает Мохаммед, может шокировать слабонервных, однако эта жестокая расправа как нельзя лучше иллюстрирует бесчеловечность ИГИЛ ко всем, кто ему противостоит, включая мальчиков.

Ритуал “отсечения” считается зрелищем: в то время как приговоренных ведут на площадь, толпа веселится и выкрикивает оскорбления и насмешки. Почетное место на площади отводится детям боевиков, приехавших из зарубежных стран.

Этим мальчикам положено кричать и насмехаться над приговоренными больше остальных. Таких мальчиков готовят к вступлению в элитные подразделения будущих смертников и террористов. Иногда кто-то из сыновей “иностранного легиона” сам проводит казнь. Мальчиков вынуждают это делать, чтобы привить им безразличие к человеческой жизни и лишить сочувствия к чужим страданиям.

Мохаммеда приговорили к отсечению кисти правой руки и левой ступни. ИГИЛ старается “соблюдать гигиену” во время этого варварского ритуала. Боевики, которые держали Мохаммеда, надели хирургические перчатки и смазали места для отсечения йодом. Мальчику сделали укол: ему не сказали, что вкололи, просто сказали что это его успокоит.

Выше мест отсечения боевики наложили жгуты, чтобы предотвратить кровотечение. Цель такой экзекуции – не убить жертву, а навсегда ее искалечить. Жгуты оставили на 15 минут, а затем руку Мохаммеда привязали к деревянному брусу. Над запястьем мальчика занесли огромный тесак. В другой руке палач держал молоток, чтобы с его помощью ударить по тыльной стороне тесака и отсечь плоть вместе с костью. В палаче Мохаммед и трое других мальчиков узнали иракца по прозвищу “Бульдозер” из “подразделения мясников”.

После того, как Ахмед прошел школу подготовки боевиков, он надеялся, что уже выполнил все обещания, и получит гарантированную амнистию. В отличие от Мохаммеда, Ахмед пошел на сотрудничество. Но ИГИЛ требовало от мальчика большего. После того, как была завершена промывка мозгов, Ахмеду сказали, что теперь он боец и будет отправлен на передовую. Мальчика посадили в грузовик и повезли в провинцию Анбар в Ираке. Оттуда он сумел сбежать в Турцию.

Ахмед рассказал, что в школе боевиков его и других мальчиков настойчиво убеждали стать смертниками. Некоторые согласились.

«Они спрашивали: “Кто хочет стать мучеником?” Один из мальчиков которому было двенадцать, согласился, и после подорвал себя в иракском городке Хадита» – пояснял Ахмед.

Моххамед и Ахмед сообщили, что ИГИЛ пытается создать новую армию радикалов, используя маленьких мальчиков.

“Они дурачат детей, подкупают их. Они обманом заставляют их стать смертниками. Мальчишке они дают денег и мотоцикл, а через пару дней уже сажают его в машину и везут подрывать себя. Они взяли прицел на детей, потому что те еще ничего не понимают в жизни.”

Ахмед сейчас пытается встать на ноги в Турции, как и два миллиона других сирийских беженцев.

У Мохаммеда нет средств ни на медицинскую помощь, ни на помощь психолога, в которой он так нуждается. Его брат, семья и друзья пытаются помочь ему, как могут. Им содействуют и несколько неравнодушных жителей города.

Прошло всего две недели с тех пор, как Мохаммеда искалечили. Каждый раз, когда ему меняют повязки, он кричит от боли. Ему снятся кошмары, он напуган и растерян. На прошлой неделе, позабыв об отсутствии ступни, он упал с лестницы. Каждый день брат выводит его на улицу подышать воздухом.

“Я засыпаю только со снотворным, – признается Мохаммед. Трудно уснуть, когда боль постоянно преследует тебя. Днем я сижу на улице, наблюдаю за прохожими. Боль как будто на время отступает .”

Еще хуже, чем после падения с лестницы Мохаммед чувствовал себя, когда один из прохожих подошел к нему и протянул деньги: 50 турецких лир. Мохаммед не попрошайничал. Он просто сидел в своей инвалидной коляске и пытался забыть о боли.

Увидев купюру у себя на коленях, Мохаммед заплакал. Он понял, что теперь к нему относятся как к “убогому” – тому, кто нуждается в милосердии. Не таким себя видит Мохаммед, но таким его видят окружающие.

В заключение этой истории я хотел бы добавить кое-что о развитии мозга ребенка и взрослого. Обратите внимание на картинку ниже. Вы видите мальчика с автоматом, позади которого лежит плюшевый мишка с головой, пробитой пулей. Утрата невинности – такова первая цена войны для детей. Вместе с этой утратой будет потеряно и многое другое, необходимое для гармоничного развития человеческой личности. Иначе говоря, детство – это важный этап между незрелостью и зрелостью человека, переход между которыми происходит с помощью “игры” – детского аналога познания окружающего мира и обучения.

389382-228

Такой период является необходимым этапом в развитии нашего биологического вида. Детство необходимо для развития нестандартного мышления и закладывания основ понимания абстрактных концепций. Мы отказались от детского труда, достигнув достаточного благосостояния государства, чтобы обеспечить нашим детям роскошь не трудиться, начиная с шестилетнего возраста. Однако это скорее не роскошь, а инвестиция в будущее. Лишать ребенка детства — значит подавлять развитие его инновационного мышления. Если взять двух близнецов, у одного из которых было полноценное детство, а у другого – тяжелая физическая работа начиная с шестилетнего возраста – как думаете, кто из них достигнет больших успехов в интеллектуальной сфере?

Чем дольше длится детство, тем больше дети успевают впитать информации “чистым” мозгом, прежде чем перейти во взрослую жизнь, где многое решает привычка. Детям необходимо давать столько времени на взросление, сколько возможно (в разумных пределах), прежде чем они наконец покинут родительское гнездо и отправятся в свободный полет.

Совершеннолетием в большинcтве стран считается достижение возраста восемнадцати лет. Лично я считаю, что даже в этом возрасте юношество для парней еще не заканчивается, однако я не претендую на научность, это лишь мое личное мнение.

Выше вы прочли о том, как мужчин безжалостно бросают в пекло войны вне зависимости от возраста. Даже женщине за тридцать позволительно вести себя как капризный ребенок, но от парней ждут, чтобы они взрослели как можно быстрее. Когда поражение во Второй Мировой войне было неминуемо, Гитлер бросил на амбразуры подростков мужского пола. Даже в этой ситуации полной безнадежности за убийство других мужчин молодых солдат награждали железным крестом – очередной побрякушкой, которая должна была оправдать их самопожертвование и реки пролитой мужской крови. Парни, возраст которых мог быть и семнадцать, и двенадцать лет, показались Гитлеру подходящим материалом для отправки на неминуемую смерть.

Те парни умудрялись даже гордиться своим “подвигом”, не осознавая, что их просто цинично использовали, бросив в мясорубку войны.

Автор: Barbarossaa

Источник: http://sheddingoftheego.com/2015/08/30/child-soldiers..

Перевел: Omikron

Дополнительные материалы:

Статья  NBC News: http://www.nbcnews.com/storyline/isis-uncovered/isis-..
О кампаниях “Белого пера” — https://en.wikipedia.org/wiki/White_feather
Экс-президент Либерии осужден за преступления против человечества:http://top.rbc.ru/politics/30/05/2012/652802.shtml

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
comments powered by HyperComments

Barbarossaa

Блог автора: http://sheddingoftheego.com