Лента новостей

MGTOW
3 недели назад

Принудительные свидания в Южной Корее

MGTOW
3 месяца назад

Бегущий по лезвию 2049: новая концепция мужской независимости

MGTOW
3 месяца назад

О завышенной ценности и обесценивании

Гиноцентризм
3 месяца назад

Индия: женитьба под дулом пистолета

MGTOW
6 месяцев назад

Будущее за индивидуалистами

MGTOW
7 месяцев назад

MGTOW-стратегия 2025

MGTOW
7 месяцев назад

MGTOW-монахи. Это как?

MGTOW
9 месяцев назад

Дегуманизация мужчин

MGTOW
9 месяцев назад

Антитрадиционализм — основа MGTOW?

MGTOW
9 месяцев назад

Почему MGTOW — это важно?

Гиноцентризм
10 месяцев назад

50 оттенков традиционализма

MGTOW
11 месяцев назад

Настало время выйти из матрицы

MGTOW
11 месяцев назад

Женщины не спасут Японию

MGTOW
11 месяцев назад

«Сезонные» MGTOW готовы вернуться на плантацию?

MGTOW
11 месяцев назад

Традиционализм… просто бизнес

MGTOW
12 месяцев назад

Сепарация от женщин: о рынке труда

Гиноцентризм
12 месяцев назад

Ты — феминист

MGTOW
12 месяцев назад

Кто ненавидит MGTOW?

MGTOW
12 месяцев назад

Выбирайте свой путь с умом

MGTOW
12 месяцев назад

Растущее число разводов в Китае вынудило мужчин бежать от брака

MGTOW
1 год назад

MGTOW — новый этап развития общества

MGTOW
1 год назад

Когда зародилось MGTOW?

MGTOW
1 год назад

Ребрендинг традиционализма

Маносфера
1 год назад

Почему мужчинам нужны места только для мужчин и вдалеке от женщин.

Гиноцентризм
1 год назад

Об отцах-гиноцентристах

Технологии
1 год назад

Искусственная матка все ближе

MGTOW
2 года назад

Пикаперы согласны на частичное истребление мужчин ради доступа к сексу

MGTOW
2 года назад

Женозависимость — бомба замедленного действия

MGTOW
2 года назад

Почему мужчины выбирают MGTOW?

MGTOW
2 года назад

Может ли MGTOW стать мужской субкультурой?

Мужская ценность

 

Мужская ценность.

Жизнь людей, преданных только наслаждению без рассудка и без нравственности, не имеет никакой цены. (Иммануил Кант)

Ценность — важность, значимость, польза, полезность чего-либо.

Что имеет ценность? То, что представляет важность, значимость, полезность для кого-либо.

Если вы имеете дело с человеком, имеющим важность, значимость, то этот человек представляет ценность. Если вы имеете дело с человеком, который может принести какую-либо пользу, то он также имеет ценность.

В случае с мужчинами и мужской ценностью происходят парадоксальные вещи.

Казалось бы, мужчина как наиболее полезная экономическая единица, а возможно и единственная в своей полезности, должен обладать наибольшей важностью, значимостью, а, значит и наибольшей ценностью.

Но этого почему-то не происходит.

Получилось так, что именно мужчина оказался наименее значимым и важным. Это прекрасно видно как с юридической, так и личностной точек зрения.

В общественной иерархии именно мужчина переместился на позорное последнее место!

Какое драматическое падение!

Произошло вот что – из мужской ценности у мужчин оставили его способность быть полезным для всех остальных социальных групп, и одновременно отобрали мужскую важность и значимость.

Таким образом, мужчины закономерно оказались в самом низу социальной лестницы, ведь ценностью с подобными качествами обладают рабы, из якобы искорененного рабовладельческого строя.

Сравнение уместно, ведь раб,безусловно, обладает качеством полезности, но не отыгрывает никакой важности и значимости.

Важность и значимость перешла к женщинам. Неспособные быть ведущей экономической группой они спаразитировали на способности мужчин приносить пользу обществу, поддерживать его, быть ведущей силой, окормляющих всех убогих и обездоленных, — и воспользовавшись своей способностью к деторождению, ловко сыграли на извечной ценности детей, продлив ее и на себя.

Таким образом, женщины получили все наилучшее – единственные две их генеральные полезности — способность к деторождению и поддержание внутреннего двора «храма императора на своих плечах» давно ими саботируется, причем этот саботаж закреплен на государственном уровне и, в конечном счете, оплачивается из карманов самих мужчин. Тем не менее, это не мешает им удерживать отношение к себе как сверхценной прослойке общества.

Разница в социальной иерархии накладывает свой отпечаток на доступ к ресурсам и распоряжению ими.

Три наиважнейших ресурса человека – время, энергия, деньги.

Не сложно предположить, что доступ к ресурсам значительно свободней у лиц обладающих высокой ценностью, чем у людей малоценных. Они же получают преимущества и в распоряжении ими, причем не только в том, как их расходовать, но и в том, что эти ресурсы сложнее у них отобрать.

Иерархический порядок взаимоотношений между ценными женщинами и малоценными мужчинами сохраняется и по отношению к этим человеческим ресурсам, особенно в том случае, если в их взаимоотношения вмешивается государство.

Особенно сильно проявляется пропасть между женским пьедесталом и мужским канализационным люком, когда речь заходит о выполнении стереотипных половых ролей – рождение детей и защита территории.

Выполнение этого долга (???) может повлечь за собой потерю времени, энергии, денег.

Для выполнения мужчинами своей половой роли – защиты территории – государство максимально использует весь свой репрессивный аппарат. Таким образом, автоматически этот аппарат используется для отъема ресурсов человека – времени, энергии, денег.

Выполнение долга оказывается выше мужских времени, энергии, денег.

Такова плата мужчин за наличие полезности, но за отсутствие важности и значимости как людей.

То есть, такова плата мужчин за их рабскую ценность.

Совершенно иначе обстоит дело с женщинами и выполнением их «долга» — деторождением.

Сохранение женских ресурсов — времени, энергии, денег, оказывается выше долга.

Во избежание (!!!) выполнения женщинами своей половой роли – рождения детей – государство максимально использует весь свой социальный (!) аппарат. Таким образом, весь этот социальный аппарат используется для сохранения ресурсов женщины – времени, энергии, денег.

Такова награда женщин за наличие важности и значимости как людей, хоть и за убиваемую таким образом полезность.

То есть, такова награда женщин за их высокую человеческую ценность.

В личной жизни, насколько она все еще может быть личной при репрессивной власти, разумеется, возможны варианты.

Женщины могут тратить свои ресурсы, например ресурсы временные, на приготовление пищи или уборку, в том числе и для мужчин, а значит уже нельзя сказать, что «госпожа готовит/убирает для раба». Можно привести и другие примеры, когда «ценная» женщина стабильно и постоянно вкладывает ресурсы в «малоценного» мужчину.

Я пишу это, сохраняя объективность.

Женщины, определенно знают о своем высоком статусе, кроме того, многие в нем искренне убеждены и благодаря мощной общественной проженской пропаганде.

Благодаря этому они не считают нормальным делать домашнюю работу.

Возможно, именно поэтому те женщины, которые делают домашнюю работу, склонны к постоянному брюзжанию и недовольству.

Они делают свою работу «хранительниц очагов» по другой причине, а вовсе не благодаря высоким чувствам к мужчинам или благодаря своему стремлению соответствовать статусу «хранительницы».

Государство и женщины могут сколько угодно накручивать свою статусную важность и значимость, однако это никак не прибавляет реальной полезности. Так как экономика рыночная, и владельцы капиталов требуют прежде всего полезности, а не вмененной важности и значимости.

То, что женщины важны и значимы, никак не помогает ему получить прибыль. Прибыль приносит полезность.

Именно она и оплачивается. Так как полезность мужчин значительно выше, то первоначальная денежная масса преимущественно оказывается в их руках. Ее-то, прибыль от мужской полезности и нужно распределить. Государство, искусственно завысило статус женщины и одновременно занизило статус мужчин. Но самостоятельно оно не станет тянуть лямку обеспечения женщин. С чего бы, когда есть малоценные мужчины? Поэтому, распределение созданного мужчинами общественного блага происходит следующим образом – государство свою долю прибыли отберет себе самостоятельно в принудительном порядке, а с «дамами» поделятся «кавалеры».

Впрочем, пока еще мужчины не обязаны в принудительном порядке сдавать свою полезность женщинам.

Но женское эго и самомнение требуют накормить их для поддержания своей важности и значимости.

Так как особой экономической полезности женщина предложить не может, то, что ей остается делать?

Отобрать денежные ресурсы у государства и мужчин.

Она может это сделать, предложив мужчинам то, что есть полезного у них –пресловутое «хранение очага», секс, общение, возможность продолжить род для нуждающихся естественно (для не нуждающихся легким движением руки предлагается возможность дать все это кроме продолжения рода).

Но как только женщина сможет самостоятельно удовлетворить свое эго, либо у нее появится реальная возможность предложить те же услуги для другого мужчины, который лучше сможет ее удовлетворить, то насколько резко все переменится!

Естественно, как более значимая она просто перестанет вкладывать свое время и энергию.

Более ценные женщины будут стремиться сохранить и приумножить свои ресурсы, малоценные мужчины отдадут свою полезность и свою ресурсы женщинам и государству, и во многом потому, что как малоценные они считают себя обязанными делать так. Для них – это нормально.

Какие можно сделать выводы из всего написанного?

Прежде всего, то, что ограниченные ресурсы – деньги, время и энергия являются сферой, в которой пересекаются интересы всех сторон – государства, мужчин, женщин.

Само прямое влияние на то, сколько из них достанется, кому и как свободно ими можно распоряжаться оказывает ценность личности. Она разделяется на важность, значимость и полезность.

Мужская ценность рабская – мужчина полезен, но не значим. То есть это всего лишь безликий, поставленный на учет, пронумерованный возобновляемый ресурс, за счет которого можно удовлетворять свои потребности.

Женская ценность высокая – женщина малополезна, но при этом значима. Следовательно, именно она рассматривается (в том числе и самой собой) как основной получатель ресурсов в обществе.

За чей счет будут государство и женщины удовлетворять свои потребности?

За счет детей, стариков, инвалидов?

Нет, за счет мужчин.

Что же нам остается делать?

По-хорошему требуется изменение статуса мужчин с малоценных людей до людей обладающих хоть какой-то ценностью, я даже не говорю о чем-то большем!

Но это находится за сферой возможности одного человека, что же на личном уровне?

На личном уровне требуется новое прогрессивное мышление.

Первый шаг касается пересмотра своего статуса – прежде всего, опрокинуть женщин с пьедестала, который мы, мужчины, сами же для них и выстраиваем. Это может быть не так и легко для человека, который привык вкладывать себя и все, что имеет в женщин. Непросто опрокинуть их с пьедестала. Но это и не суперсложно. Просто нужно новое прогрессивное мышление и немного волевых усилий для того, чтобы приучить себя думать так.

Это поможет защитить мужчинам свои ограниченные ресурсы, и это исключительно важно, ведь все женщины будут пытаться их захватить, поскольку откуда им еще их взять, как не у мужчины?

Опрокинуть женщин с пьедестала значит утвердиться во мнении — женщина не выше мужчины.

Если она не выше это говорит о том, что движение ресурсов не должно быть односторонним – от мужчины к женщине. Оно должно быть двухсторонним, как обмен.

Наши деньги – это наша собственность, наше время – это тоже наша собственность, наша энергия – это вновь наша собственность. И никто не имеет права на насильственный отъем их у нас – ни государство, ни женщины. Это незыблемое человеческое право – неприкосновенность собственности.

Хороший хозяин не растрачивает просто так, чем имеет. Он дорожит и приумножает то, что имеет.

Значит прогрессивное мышление мужчины -хорошего хозяина – дорожить и приумножать свои деньги, время и энергию.

Это идет вразрез с тем, чтобы поддерживать бесполезность, пусть и прикрытую налетом важности и напыщенности.

Мужская ценность не ниже женской, тот, кто поймет это, спасет себя от гибельного в своей бесконечности стремления наполнить бездонное женское эго.

ГСТ

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
comments powered by HyperComments